Женское счастье

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Человеческая жизнь – это единственное,

что подлежит тщательному

и глубокому изучению.

/А. Г. Имукова/

20 января 2018 года гости Литературной гостиной Елены Токарчук отдела-библиотеки № 4 МБУК ЦБС, социально-информационного центра «Надежда» совершили воображаемое путешествие в, теперь уже ставший историей, полный тревожных событий и согретый добрыми и отважными сердцами людей, 20-й век.

Хозяйка литературной гостиной, мама ульяновского поэта Елены Токарчук, Любовь Константиновна, открыла встречу такими словами:

«Мы открываем вечер поэта и писателя-мемуариста Аллы Григорьевны Имуковой. Аккомпанирует ей и исполняет песни советского периода музыкант Сергей Николаевич Моисеев. Сегодня Алла Григорьевна презентует книгу «Женское счастье».

Алла Григорьевна начала выступление со слов благодарности гостям, которые пришли на эту встречу.

В руках она держала толстую, в четыреста страниц книгу с обложкой небесно-голубого цвета, на которой между Землёй и Небом, в лучах белого, как сама Радость Солнца, подобно Сикстинской Мадонне, улыбалась молодая женщина в вышитой сорочке с маленькой девочкой на руках и веночком на голове, символом вечности и чистоты.

«Счастье – это то, что мы родились женщинами. Да, это выигрышный билет. Мы продолжаем и сохраняем жизнь на земле, несём силу и мужество нашей Планеты, мудрость и красоту.

Душевность и выносливость зарождается в каждой женщине ещё в утробе матери. Мы рождены для того, чтобы дать счастье другим», – говорится в предисловии к этой книге с философским названием «Женское счастье».

Появилась эта книга совершенно случайно.  На юбилее у Аллы Григорьевны зашёл разговор о бабушке и дедушке. Дети спросили:

«Мама. А почему ты нам никогда не рассказывала о своих родителях?» На что Алла Григорьевна в шутку ответила: «Хорошо, я вам книгу напишу». Сказала и забыла. Но дети стали напоминать. И тогда были написаны эти мемуары. Книга заняла достойное место на книжных полках четырёх городских библиотек, и в Государственном архиве новейшей истории, оставив память о далёких годах двадцатого века не только внукам, но и нашему городу.

На форзацах книги помещены фотографии предприятия Авиастар, как память о годах работы автора на Авиастаре, а на титульном листе курсивом выделено: «Посвящаю детям Ларе и Саше, внукам Максу и Яне».

«Я назвала книгу «Женское счастье», – говорит Алла Григорьевна, – потому что счастье каждой женщины – это дети, это внуки».

В книге много глав, и каждая из них открывается четверостишьем, раскрывающим её содержание. Изданиевмещает в себя 200 фотографий. Фотографии присылали все: дочь, сын, вся родня, сестра, брат. На столе лежали кучи снимков, выбирать из которых приходилось очень долго.

Первый раздел фотографий – это фото, сделанные сразу после войны. Он назван «Папа и мама. Фронтовые друзья». Эти фото были настолько маленькие, что на них даже трудно было разглядеть лица. Издатель, Александр Васильевич Качалин, провёл большую кропотливую работу по восстановлению этих крохотных послевоенных снимков, придавая им выразительность.

В фотографиях последующих разделов автор знакомит читателей со своими родителями, братьями, сёстрами, своими и их детьми. Через эти снимки проходит история нескольких поколений её семьи, а в их лице, и всей нашей, пережившей такой бурный век страны.

Последний раздел фотографий рассказывает о самом авторе: о её детстве, юности, всей её жизни. Среди этих фото встречаются лица ульяновских литераторов, поэтов, бардов.

В книге очень много имён. Когда писались мемуары, в памяти всплывали и всплывали имена учителей, знакомых – всех тех, кто когда-либо встречался по жизни.

Работая над книгой, автор посещала библиотеки, просматривала мемуары многих писателей. Рассказ о жизни человека, может занять несколько томов. Алла Григорьевна вырабатывала «стиль краткого написания, для того, чтобы и объяснение было понятным, и, в то же время, чтобы книга была не слишком объёмной».

А. Г. Имукова выразила большую искреннюю благодарность всем тем, кто помогал ей в создании книги.

«От всего сердца благодарю, – говорит Алла Григорьевна, –  журналиста, писателя Дёмочкина Г. А. за его дружескую поддержку в создании мемуаров. Его помощь придавала мне уверенность, силы в написании книги.

Благодарю Марию Степановну Романовуучителя русского языка и литературы, которая корректировала весь этот текст.

Хочу сказать большое спасибо за огромную помощь Ольге Павловне Осиповой, которая печатала, буквально, всю книгу около пяти лет. И я порой поражалась, как у неё хватало на всё это терпения!»

С самого начала книги и до середины, и даже более, автор описывает военные годы. Её отец прошёл две войны Финскую и Отечественную, мать –  всю Отечественную.

«Яочень благодарна судьбе, – говорит Алла Григорьевна, – что имею таких родителей. … Здесь изложены совершенно правдивые факты из жизни, без капельки лжи и преувеличения».

Некоторые моменты, описанные в книге, пробирают до глубины души. Как эти люди, простые труженики, прошедшие всю войну, умели любить! Как берегли и ценили друг друга!

«Юру мама родила 28 мая 1946 года. В июне она искупалась в реке. Сразу же – мастит. Температура за сорок, грудь разнесло. Отправили в больницу. Оперировали и чистили несколько раз, но нагноение в груди продолжалось. От высокой температуры мама сгорала. Врачи упорно боролись за её жизнь. Папе сказали: «Готовьтесь к худшему». Но он не опустил руки. Твёрдо сказал врачам: «Она будет жить».

Папа выходил маму фруктами и своей любовью. Поил без конца всевозможными фруктовыми компотами, которые варила бабушка и приносила в больницу.

Папа не отходил от неё ни на минуту, уговаривал: «Машенька, родная Машенька (так папа называл маму, и другого имени у неё не было), цепляйся за жизнь, держись, ведь мы с тобой войну прошли, уцелели. Ты нам нужна, особенно сыну, не покидай нас, иначе мы тоже не выживем». Смерть отступила. Мама пошла на поправку. А через год и я – тут как тут. Родилась 9 июля 1947 года. Любовь творит чудеса!»

Как поют соловьи,

Полумрак, поцелуй на рассвете

И вершина любви –

Это чудо великое – дети!

Вновь мы с ними пройдем

Детство, юность, вокзалы, причалы,

Будут внуки... Потом

Все опять повторится сначала.

/К. Я. Ваншенкин/

Да, такая любовь, поистине, творит настоящие чудеса! Рождает таланты, делает счастливыми детей.

«Наша большая семья была очень дружной. Делали все дела сообща. Но обязанности по дому распределялись для каждого из нас. Управимся с ними и займёмся любимыми делами. Играли в шашки, шахматы, домино. Родители читали нам интересные книги. Разучивали песни. Папа играл на всех струнных инструментах. У нас была гитара, мы пели, папа аккомпанировал, отдыхали от повседневных забот.

Мы любили свой патефон. Под плавные и мелодичные звуки Иоганна Штрауса родители учили нас танцевать. И по сей день, услышав его мелодию, ощущаю тепло, радость.

Длинными, зимними вечерами папа жарил то тыквенные семечки, то подсолнечные, обязательно в духовке. Какая вкуснятина!

Мы садились всей семьёй в кружочек, грызли с аппетитом. В центре нашего круга росла куча шелухи! Или орешки лесные нам папа колол маленьким молоточком, подавая всем по очереди. Нагрызёмся, наедимся, довольные!

Этими длинными, зимними вечерами, во время такого любимого занятия папа обязательно рассказывал нам интересные истории из своего детства, о своих родителях».

Послевоенное время,разруха, голод.

«Папа приносил по карточкам продукты. Последний кусочек хлеба взрослые перекладывали друг другу, чтобы кто-то, конечно, съел. Но папа инициативу брал на себя и в приказном порядке говорил: «Машенька, ты должна съесть: ты – кормящая мать». Вот такой папа у нас был!» – вспоминает Алла Григорьевна.

В те трудные времена люди жили одной большой дружной семьёй. Можно было зайти в любой дом. Кто чем богат – и накормят, и спать уложат. Двери никогда не закрывались, ни днём, ни ночью. Человека, у которого все погибли на войне, никогда не оставляли в одиночестве. Особенно, если это была престарелая бабушка. Её укладывали на печку, а печки были в каждой избе.

В книге есть и эпизод, где рассказывается о могиле погибшего воина.

У главной дороги был памятник: обелиск с красной звездой. Но сколько бы ни вспоминали фамилию этого воина, не могли вспомнить. Ежегодно на День Победы из Москвы к этому памятнику приезжал отец воина. Седой мужчина средних лет, прихрамывающий на одну ногу, и потому опирающийся на тросточку. Он подзывал детей, угощал их конфетами. Дети помогали ему подправить могилку, над которой всегда цвела сирень. Мужчина рассказывал о Москве, о войне, о дикторе Юрии Левитане, за которым охотились фашисты. В годы войны народ жил сообщениями Левитана. От его слов «Говорит Москва» порой по коже ползли мурашки.

Выступление Аллы Григорьевны сопровождается песнями под баян. Её рассказ об отце погибшего воина дополняет песня Давида Тухманова на слова Владимира Харитонова «День Победы» в исполнении самих гостей.

Но самым долгожданным праздником в семье был Новый год. Папа с братьями ходили в лес за ёлкой. Ёлочку наряжали самодельными игрушками. Водили хоровод, пели песни, учили стихотворения. Под звуки баяна звучит, исполняемая гостями песня «В лесу родилась ёлочка».

О родителяхАлла Григорьевна рассказывает, что её папа –

Шатковский Григорий Иванович родился на Украине. Рос в очень большой, дружной семье, где было двенадцать детей:девять сыновей и три дочери. Всё делали сообща. В доме всегда порядок и чистота. Его родители были безграмотными, но мудрыми людьми. Они выучили всех детей. Отец стал учителем истории. Всегда тактичный, немногословный, но, когда вёл рассказ, его речи не было конца. Очень видный: рост его был чуть ли ни метр девяносто; чернявый, с карими строгими глазами и мохнатыми бровями. На работе его даже побаивались. Он не боялся никакой работы, ни мужской, ни женской. Дома всегда всё было в порядке: подобьёт, подремонтирует хоть стол, хоть стул. Для него это было без проблем.

До начала Финской войны папе было 25 лет. Воевал с финнами на лыжах. Потом прошёл всю Отечественную войну. Остался живым. Но по окончании войны был ранен. Его отправили на лечение в Польшу, в город Ченстохов. После лечения папу оставили в Польше на службе, где они добивали послевоенную фашистскую нечисть.

После службы в Польше, папу отправили на Украину директором детского дома для детей-сирот, родители которых погибли на войне. Там он за пять летналадил работу. Затем его направили в село Мартыновку поднимать школу семилетку. Там он тоже работал пять лет. Но папа был не только директором школы. Он вёл ещё историю и математику: учителей не хватало – забрала война. Потом его послали в большое село Олешня, тоже для налаживания работы. Школа в Олешне стала передовой по всем показателям. Там папа работал до переезда в Россию. Вёл только историю. Папа прожил 74 года.

Мама, Клочкова Мария Семёновна, москвичка. Перед началом войны, окончила Медицинское училище. Всю войну служила в медсанбате. Она была светлая, с голубыми глазами.

Везде она успевала с нашей большой семьёй. Запомнились горы стирки возле корыта и большие кастрюли возле плиты. Мама была спокойной, интеллигентной. Крика от неё никогда мы не слышали. Могла успокоить детей одним взглядом.

На работе мама была на хорошем счету. Свою работу она очень любила, отдавала больным душу и сердце. С переездами мама видела разные больницы, но везде справлялась, сколько бы больниц и операций не было. Её знания были на уровне врача. Многих она спасала от смерти. Мама работала до 63-летнего возраста – здоровье позволяло. Прожила она 84 года. Остановилось сердце.

«Мои родители, – рассказывает Алла Григорьевна, – свою любовь крепкую, верную, безграничную пронесли через всю жизнь. Они прожили вместе 43 года и сумели привить детям любовь к своей семье. Все заботились друг о друге, росли в доброте и спокойствии».

Из четверых детей Алла была за старшую. Когда родители были на работе,она присматривала за братьями и сестрой, кормила их. Так эта забота и осталась у неё на всю жизнь.

У каждого человека своя жизнь, своя судьба.

Сама Алла родилась на Украине и с самого раннего детства, почти с рождения, была очень тихим ребёнком. Никто и никогда не слышал её крика, только ауканье. Когда к этой малышке подходили, она просто улыбалась.

«Тихо-тихо, как мышка, я сидела в уголке комнаты, – пишет о себе Алла Григорьевна в книге, – играла в свои тряпичные куклы, которые шили мама с бабушкой. Мне очень нравилось уединение, тишина, была неразговорчива. Соседи, знакомые спрашивали у родителей: «А этот ребёнок у вас разговаривать умеет?»

За тихий незаметный нрав её прозвали ангелом-ребёнком.

С пяти лет Аллочка помогала маме: мыла посуду, училась мыть полы. Но самая главная забота у девочки – это была забота о сестрёнке Валечке, которая, по словам Аллы Григорьевны, выросла на её руках.

 В школу Алла пошла в семь лет. В те времена хороших учеников принимали в октябрята и в пионеры. Это были большие, запоминающиеся события. Школа располагалась в сосновом бору. За ней– огромная поляна, где проводились праздники, устраивались костры.

Для костра делали огромный круг, чтобы пламя не смогло распространиться по всему лесу, в этом круге конусом устанавливали высокие ветки деревьев, вниз подкладывали хворост. Ученики старших классов поджигали сухую веточку и бросали в костёр. На определённом расстоянии находились все присутствующие. С концертом художественной самодеятельности выступали ученики школы.

«Пламя разгоралось с каждой минутой всё больше и больше, поднимаясь ввысь, завораживая своей красотой. При таком красочном зрелище мы пели песни, танцевали.Красота неописуемая! Это надо было видеть! Мы были в восторге! По домам расходились на рассвете», - вспоминает выступающая.

Повествование Аллы Григорьевны уносит гостей туда, в далёкие 50-е годы прошлого века. Она призывает на помощь баяниста С. Н. Моисеева, и по читальному залу библиотеки разносится знакомое с детства:

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы пионеры - дети рабочих.
Близится эра светлых годов.
Клич пионера: "Всегда будь готов!"

В семье Аллы очень любили животных, и «братья наши меньшие» отвечали своим хозяевам взаимностью. Были среди них и пёс Баян, которого можно было запрячь в санки и мчаться с ним с горы, а потом, забыв обо всём на свете, кувыркаться в белом пушистом снегу; и кот Мурзик, который сопровождал своих хозяев повсюду, куда бы судьба их ни забросила; и ручная курочка Коко, которая вылезала на плечо к одному из хозяев и, пощипывая за уши, за нос, за щёки серьёзно так выговаривала: «ко-ко-ко…».

В жизни каждого молодого человека середины 20-го века было и такое знаменательное событие, как приём в комсомол. Равняясь на комсомольцев Великой Отечественной войны, совершавших подвиги во имя мира на Земле, юноши и девушки с комсомольскими значками на грудитоже мечтали о подвигах.

Первым подвигом ребят из класса, в котором училась Алла (как считали они сами), было возвращение их с церемонии вступления в ряды ВЛКСМиз районного центра. Тепловоз, на котором они прибыли в райцентр – ушёл. И новоиспечённые комсомольцы приняли решение добираться домой пешком по шпалам через лес. Преодолев десятикилометровый путь, комсомольцы пришли домой только к вечеру, когда в домах вовсю горели керосиновые лампы.

К концу подходили школьные годы. Позади осталась тревога и торжественные мгновения экзаменов. Впереди – выпускной вечер и звуки первого никогда не забываемого школьного вальса. И музыка школьного вальса (композитора: А. Флярковского на слова А. Дидурова)поплыла по читальному залу библиотеки:


Когда уйдем со школьного двора
Под звуки нестареющего вальса,
Учитель нас проводит до угла,
И вновь — назад, и вновь ему с утра –

Встречай, учи и снова расставайся,
Когда уйдем со школьного двора.

Спасибо, что конца урокам нет,
Хотя и ждешь с надеждой перемены.
Но жизнь — она особенный предмет:
Задаст вопросы новые в ответ,
Но ты найди решенье непременно!
Спасибо, что конца урокам нет!

Алла Григорьевна и библиотекарь Потехина Ирина Александровна закружились в вихре этого вечного вальса.

Выбор профессии для Аллы оказался достаточно сложным. Мечтала стать педагогом – не пустил отец, сам по профессии педагог; хотела учиться на библиотекаря – не нашли подходящего учебного заведения; и Алла решает поступить в кулинарное училище, в городе Шахты Ростовской области. Оформление пирожных и тортов – работа творческая и интересная. Она и привлекла девушку.

В училище Алла проучилась два года, а потом по распределению попала в Ростов на работу. Работала и заканчивала 9-10 классы вечерней школы. Работала и училась, и относилась и к работе, и к учёбе с большой ответственностью. Тогда, в то напряжённое время и произошёл тот случай, который Алла Григорьевна, спустя годы, отметит, как свой второй комсомольский подвиг.

Родители Аллы жили за 15 километров от Пролетарска, где была её работа. Девушка часто их навещала. И вот однажды, когда она гостила, пошёл сильный дождь. Дороги тогда были только грунтовые, и во время дождя их размыло так, что невозможно было пройти, а Алле наутро – на работу. Она подумала-подумала, и решила идти пешком, чтобы не «заработать» прогул. Считалось, что прогулять работу – не достойно комсомольца. Девушка встала в 4 часа утра, и пошла по грязи. Дождь закончился, и над степью, слившейся с горизонтом, стояла тишина. Тропинку размыло так, что она полностью слилась со степными просторами, и единственным спасением для человека, затерявшегося в степи, были телеграфные провода. Они-то и помогли путнице найти дорогу. Идти пришлось четыре часа, босиком по скользкой жиже! В грязи были не только ноги, но и одежда. Когда, наконец, она вышла на асфальт Пролетарска и оглянулась назад, ей стало не по себе. На миг показалось, что вовсе не она, а кто-то совсем другой преодолел этот нелёгкий путь!

И весь читальный зал библиотеки запел, вспоминая свои комсомольские года (Сл. Е. Долматовского, муз. М. Фрадкина).

Комсомольцы-добровольцы,

Мы сильны нашей верною дружбой,

Сквозь огонь мы пойдём, если нужно

Открывать молодые пути.

Комсомольцы-добровольцы,

Надо верить, любить беззаветно,

Видеть солнца покой предрассветный,

Только так можно счастье найти.

Класс вечерней школы оказался очень дружным: юноши и девушки были заодно и в учёбе, и в шалостях.

Тогда, в 1966 году, на экраны кинотеатров вышла бессмертная комедия режиссёра Леонида Гайдая «Кавказская пленница». Вот и уговорили молодые люди одноклассниц «улизнуть» с уроков в кино. Ребята опоздали на журнал и пришли как раз к началу фильма, когда в зале кинотеатра уже «стены дрожали от хохота».

А на следующий день в фойе большого здания вечерней школы красовалась стенгазета с карикатурой, от которой провинившимся было совсем не до смеха.

И вновь зазвучал баян. Вспомнили песню про медведей из весёлого фильма «Кавказская пленница» (текст – Леонида Дербенева; музыка – Александра Зацепина).

Где-то на белом свете,

Там, где всегда мороз,

Трутся спиной медведи

О земную ось.

Мимо плывут столетья,

Спят подо льдом моря,

Трутся об ось медведи,

Вертится земля.   …

«Я верю в судьбу и в счастье». – Признаётся Алла Григорьевна в своём выступлении.

Свою судьбу она встретила в гостях у подруги. С новым своим знакомым они гуляли по городу, ходили в кинотеатры. И, едва узнав друг друга, расписались и уехали в город Куйбышев. Там и проработала Алла Григорьевна в ресторане аэропорта Курумоч без малого 20 лет.

«Так и провела я всю свою жизнь возле самолётов». – Отмечает

А. Г. Имукова.

Творчество пришло где-то к пятидесяти годам.

«Жизнь не кончается, жизнь продолжается». – Закончила повесть своей жизниписательница и предложила гостям спеть песню Э. Колмановского наслова К. Ваншенкина «Я люблю тебя, жизнь!»

Я люблю тебя, Жизнь,

Что само по себе и не ново,

Я люблю тебя, Жизнь,

Я люблю тебя снова и снова.

Вот уж окна зажглись,

Я шагаю с работы устало,

Я люблю тебя, Жизнь,

И хочу, чтобы лучше ты стала.

«Огромное спасибо Алле Григорьевне. – Высказалась Любовь Константиновна Токарчук. – Я считаю, что она своей книгой подала нам всем пример. Хорошо бы, чтобы каждый взрослый, пожилой человек написал книгу о своей жизни, то, что не вычеркнешь из памяти, то, что дорого. Пусть это будет про семью, про детей, про юность, про школу, про детство; самые тяжёлые моменты, самые радостные и счастливые. Очень хорошо, что Вы за это взялись.Вы рассказали свою жизнь, а другие – ещё нет. Меня очень трогает, когда люди не боятся труда. Ведь приходит время, когда прятать уже нечего, и тайны наши уже никому не нужны, но они могут быть полезны тем людям, которые прожили не менее интересную жизнь, только ещё о ней не написали.Мы все дети своего времени.

От библиотеки мы вручаем Вам благодарность. А это вам обоим на память от наших гостей. – И Любовь Константиновна вручила большие открытки с пожеланиями от гостей вечера Алле Григорьевне и баянисту, Сергею Николаевичу Моисееву.

Мне очень понравилась идея соединить песни нашей жизни с биографией, с книгой. Очень хорошо!В творческой атмосфере, где люди поют и читают – это очень живо. И особая благодарностьВам за эту душевную ноту, запутешествие в наше советское прошлое, которое невозможно вычеркнуть из памяти, хотя бы потому что именно тогда мы были молоды».

«Очень хорошо поставлена перекличка биографии и песен. – Подхватила мысль Лариса Алексеевна Кочурова. – Спасибо за труд, спасибо за выступление».

«Вы молодец, что написали свою книгу так, как Вы её видели, – вступила в разговор Людмила Фёдоровна Серзина, – и всё описали, не приукрашивая, без всякой злобы, констатируя факт. Вы оставили своим детям память не только о себе, но и о своём поколении. Огромное спасибо, за то, что проделали такой большой труд!»

Библиотекарь, Валентина Игоревна Пилинская назвала выступление А. Г. Имуковой своеобразным введением в азбуку жизни. Она заметила, что тут и любовь, настоящая, от которой мороз идёт по коже, тут и воспитание детей, настоящее, тут и сама жизнь. А ещё, по словам Валентины Игоревны, получилось путешествие во времени.

Алевтина Григорьевна Милошевская, находясь под большим впечатлением от книги, подошла и горячо обняла её автора.

   «Ваша книга такая ёмкая, что поначалу меня пугала,– поделилась она. – Я её читала маме – плакала, соседке понесла почитать – плакали все. Какая книга! Я её прочитала залпом, не могла оторваться! И всё везде так, как и у меня: мама моя тоже с 1924 года, она тоже медик. Ваш муж и мой муж – похожи. Но я любила своего. Больше всего меня поразило и восхитило, что в том, как это написано столько того времени, той любви! Сейчас в нас дышит, витает в воздухе – не такая любовь! Вы смогли в этой книге её передать, и нам показать. Думаю, что дети и внуки её поймут и оценят. Эта книга с годами будет ещё ценнее. Спасибо Вам большое!»

«Писательница – настолько русская женщина! – Продолжила Наталья Ивановна Тарасова. – Доброта! Тут, что мы и войну-то выиграли, и так выстроено воспитание детей. Большое спасибо, что Вы ещё и музыку привлекли. Во времена моей молодости я жила в деревне, где в начале войны играла гармошка, ходили и пели песни. Спасибо за урок доброты!»

 Вот что сказала о книге и её авторе гостья вечера, Людмила Витальевна Лупова:

   «О книге сказано очень много. Конечно, когда мы слушали Аллочку, перед каждым прошла его собственная жизнь. Каждый в уме уже сложил свои мемуары. Меня поразило, как она описывала то советское время. Взаимоотношения в семье, между людьми. Какое у неё отношение к другим людям! Она с большой теплотой пишет о своих подругах, о своей квартирной хозяйке, о врачах, об учителях. И к каждой главе у неё замечательный эпиграф, в котором отражается суть этой главы.

  Когда она мне подарила эту книгу, я уже не могла читать. Так она совершила ещё один комсомольский подвиг. Она практически всю книгу мне прочитала. Я ей очень благодарна за это! Молодец!»

  Баянист Сергей Николаевич Моисеев, наполнивший встречу музыкой, вдохновлявший всех слушателей на песни добавил:

  «В этой книге есть частичка каждого человека, который прожил вот это. У каждого жизнь своя, и случаи примерно похожие. Но здесь теперь всё документально».

Может, на этом можно было бы и закончить наш рассказ о книге, отразившей жизнь целой коммунистической эпохи, если бы ни философские вопросы ромашки, составленные в своё время Еленой Токарчук.

Лепестки разложили на столе, образовав пушистый белый цветок с блюдцем-сердцевиной посередине.

  На этот раз, первым высказывался Сергей Николаевич.Вопрос:                

У Джебрана Халиля Джебрана в книге «Пророк» сказано: «Не думайте, что Вы можете направить любовь в её течении, потому что любовь, если она найдёт Вас достойным, сама направит Вас».

Согласны ли Вы с этим утверждением? Обоснуйте своё мнение?

Ответ: Я отвечу двумя словами: любовь или есть, или её нет. И никто её никуда не направит. Но если она тебя направляет на какие-то поступки, то, думаю, только на положительные.

 Дальше на свой вопрос отвечала Лариса Алексеевна Кочурова.

Вопрос: Если смерть есть ночь,

Если жизнь есть день,

Ах, умаял он,

Пёстрый день, меня!..

                                               Тютчев «Мотив Гейне»

С чем у Вас ассоциируется жизнь, и как Вы относитесь к ней?

Ответ: Я отношусь к жизни философски. Если чего-то получается не так, значит, я получила урок. Надо сделать вывод, подумать, почему так, а не по-другому. Жизнь – это дыхание, писание стихов, общение с людьми. А если подходить с духовной точки зрения, то жизнь – это Божий дух, Божия искра, энергия, которая даёт нам возможность двигаться, делать то, что мы делаем. Что такое вдох? Это момент, когда в нас попадает эта энергия, выдох – это когда она выходит. Я считаю, что жизнь на этом мире не оканчивается.

Людмиле Фёдоровне Серзиной достался следующий вопрос:

Вопрос: С нашей рыночной ориентацией – пишет Эрих Фромм – любовь вызывает всё что угодно – от внешнего вида платья, ума и денег до положения в обществе и престижа.

Что по-Вашему, с Вашей собственной ориентацией может вызвать любовь в другом человеке?

Ответ: Что удивительно, я никогда не обращала внимания на внешний вид. Прежде всего, я смотрю на глаза человека. По глазам, какие они, добрые, или равнодушные. Если они добрые, внимательные, то красота в них уже заложена. Мы все разные, но точки соприкосновения с другим человеком обычно радуют. И когда этих точек становится много, ты в него просто-напросто влюбляешься. А любовь – это понятие очень объёмное. Любить можно всё: свою работу (если ты её не любишь, тебе не интересно жить), друзей, домашних животных, детей, жизнь, свои занятия. Если ты не будешь любить, ты не сможешь творить, потому что творчество, прежде всего, движется любовью.

Затем зачитали вопрос Людмилы Витальевны Луповой:

Вопрос: Судьба неизвестна.

Мы осенью смотрим на месяц

Но можем растаять,

Ведь жизнь – это только

Лишь бусы

Прозрачной росы

                                               Японское хокку (автор неизвестен)

Что, по-вашему, есть жизнь?

Ответ: О, новый день, ты – жизни продолжение,

              Горение души и радость вдохновенья,

             И утро ты прими, как благодать.

             Ведь красоту природы ещё ты можешь взять.

             Умойся каплями росы – в душе и нега, и покой,

             И солнца шар, восход зари,

             Остановись, постой, замри

             Остановись, замри, постой и не спеши,

             Запомни этот вечер,

              Касанье губ неведомой волной,

И помни: этот миг не вечен.

             Остановись и посмотри

             На звёзды в ярком свете.

            Продли прекрасной жизни век

            И, может, где-то, на другой планете,

Тобой любуется такой же человек.

И если уловил ты жизни свет,

То долгим на Земле твой будет след.

И будешь ты ещё летать во сне,

И подниматься в горы,

Всем сердцем обнимать

Любимые просторы.

А счастье – это лица близких и друзей,

И дождик за окном,

Свечи огарок,

А жизнь светлей, светлей, светлей.

А, если сказать прозой, то жизнь – это длинная дорога, со своими подъёмами и спусками, со своим горем и радостью, со своими всплесками озарения, и когда, вроде бы жизнь человекапоколотила, всё равно он находит в себе силы, встаёт и идёт дальше. Вот в этом и есть наша жизнь.

Библиотекарю Валентине Игоревне Пилинской достался такой вопрос:

Призраки руководствуются в своих поступках себялюбием: «Если я отдам это - что меня порадует?»

   Боги руководствуются самоотверженностью:

«Если я стану радоваться этому, то что же я отдам?»

Каким принципом руководствуетесь в своей жизни Вы?

Ответ: Призраки – эгоисты, боги – альтруисты, а по жизни эти два понятия должны совмещаться: «Радуясь, отдавай и отдавая,радуйся». Именно так, и не как иначе, потому что когда отдаёшь все, ничего не получая взамен, то это плохо. Во всём должна быть золотая середина (гармония).

   Не обошла стороной ромашку и Алла Григорьевна Имукова. Вопрос, который ей достался, звучал так:

Сердца светильник, зачем подливаешь масла в растущее пламя любви?

Чакра. Из «Антологии разных веков»

                           пер. с пракрита Веры Потаповой. 

О чём обычно Вы спрашиваете своё сердце? И как приходят к вам его ответы?

Ответ: Сердце, оно всегда чувствует, и всегда может подсказать, где опасность, а где радость. Только надо его слушать.

    И ещё, у некоторых людей очень развита интуиция, у некоторых – не так развита. И если будешь прислушиваться к своему сердцу, томеньше будет ошибок, неприятностей.

Вопрос ромашки, на который отвечала, гость вечера Галина НиколаевнаБондарева, звучал так:

Жизнь похожа на олимпийские игры, устроенные сумасшедшими. Мы должны учиться бороться за жизнь, борясь с жизнью…Жизнь подобна коробку спичек. Обращаться с ней серьёзно глупее глупого. Обращаться несерьёзно – опасно.

                                                                     …….

Жизнь подобна книге, в которой недостаёт многих страниц. Трудно назвать её цельной и все же она цельная.

Акутагава Рюноскэ «Слова Пигмея»

На что, по-Вашему, похожа жизнь?

Ответ: Жизнь – это длинный путь, который вначале кажется легкопреодолимым. Позднее понимаешь, что жизнь – это мгновение с большими препятствиями. Сейчас я смотрю на жизнь, как на одно мгновение, как на миг. И этот миг нужно проживать с любовью в сердце. Причём, любить всегда; любить всех вокруг (друзей, родных), и любить не за что, а просто так. И, поскольку жизнь подвержена мгновению, то хочу жить сейчас, сиюминутно. Чтобы я проснулась, и увидела бы свет. И эта вспышка света при пробуждении – это моя сейчас жизнь. Я встала – я жива! Я живу!

Вопрос, который достался Нине Фёдоровне Сусловой, начинался словами:

Помните песню:

                              Пусть живу я и не знаю:

                              Любишь или нет.

                              Это лучше, чем признавшись.

                              Слышать «нет» в ответ.

       А как Вы считаете лучше признаться в любви или ждать, когда чувства прояснятся сами (не спугнуть любовь)? Спойте эту песню.

Ответ: Песню я эту не помню, а в ответ на вопрос, если коротко, то я бы ответила, что лучше всё-таки ждать. Имеется в виду любовь человека к человеку, мужчины и женщины. Для меня это слово настолько серьёзное, такое ёмкое! Потому что, а вдруг ты ошибаешься. Кажется, люблю, не могу, а потом какой-то случай, человек как-то проявил себя, и всё. С этим спешить не надо.

   Интересный вопрос о любви достался Ирине Александровне Потехиной, и звучал он так:

Марина Цветаева писала:

В мешок и в воду – подвиг доблестный:

Любить немножко – грех большой.

Ты ласковый с малейшим волосом,

Неласковый с моей душой.

Что для Вас является подвигом, а что грехом в любви?..

Ответ: Подвигом в любви, я считаю, является самопожертвование. Потому что человек, который не ждёт от другого такой вот отдачи всего, что ты даёшь, это подвиг. И ты отдаёшь этому человеку, ребёнку ли, мужу ли, матери ли. А грехом в любви я считаю предательство.

«Ирочка, – вступает в разговор Любовь Константиновна, – а я думаю, что подвиг – это не самопожертвование.

Самопожертвование  – это когда один  отдаёт, а другой может принимать, может не принимать. Я думаю, что подвиг, это когда люди сумеют построить гармоничные отношения настолько, что оба сделают счастливыми друг друга и эту возможность не разрушить. Вот это подвиг. Я думаю, что подвиг – это создать гармонию душевную. И другого поднять на высоту, и самому подняться».

Последней на вопрос ромашки отвечала сама Любовь Константиновна, и звучал этот вопрос так:

Моя любовь – призывно-грустный звон, что зазвучит и улетит куда-то.

А. Белый «Мои слова».

Какой Вам видится Ваша любовь? Через какие образы Вы можете передать это чувство?

Ответ: На самом деле, те образы, которые у меня складывались за всю мою жизнь, уже своё отработали. Все те образы, которые я придумывала себе в детстве, в юные годы, в зрелые, с учётом того возраста, в котором я сейчас нахожусь, стали уже не важны. Но без любви жить невозможно. У меня в жизни её много: к детям, внукам, к подружкам.

Каждый ответ на вопрос ромашки сопровождался песней, а книга, о которой рассказали на вечере, дала начало многим серьёзным рассуждениям о жизни, о подвиге, о любви.

С выступающими гостями можно соглашаться, а можно спорить, принимая или отвергая их точку зрения, но, думаю, невозможно остаться равнодушным. Ведь сейчас, как и в прошлом веке, люди живут, любят, работают и ищут ответы на многие интересующие их вопросы.

Alla1 Alla2 Alla3 

Alla4 Alla5 Alla6

Alla7 Alla8

Добавить комментарий

1 Будут не допускаться до публикации комментарии:
Оскорбляющие Честь и Достоинство людей.
Сообщения, содержащие одни смайлы
Любая реклама коммерческого характера
Мат, грубые выражения в адрес кого бы то ни было
Личные контактные данные (номера ICQ, e-mail, телефоны и прочее)
Ссылки на сайты, не относящиеся к обсуждаемой теме
2 В никнеймах запрещено использовать:
Мат
Рекламу коммерческого характера
Личные данные (ICQ, e-mail и тд.)
В комментариях запрещены все тэги html и bb-code.
Пожалуйста, имейте ввиду, что комментарии созданы для быстрого выражения мнения по какому-либо вопросу.
Ваш комментарий появится на сайте только после проверки модератором.
Не нужно отправлять его несколько раз.


Защитный код
Обновить